Главная » 2016 » Липень » 18 » Социальная экономика: на перекрестке коммерческого и государственного секторов

Социальная экономика: на перекрестке коммерческого и государственного секторов

В Институте экономики промышленности НАН Украины 16.07.2016 состоялся очередной семинар по вопросам стратегирования.
Тематика повестки дня была посвящена 
социальной экономике на перекресте коммерческого и государственного секторов.
В работе семинара приняли Ехануров Ю. И. - премьер-министр Украины (2005-2006 г.г.), политики и научные сотрудники института экономики промышленности НАН Украины.
 
Тезисы выступления О.В. Ляха «Социальная экономика: на перекрестке коммерческого и государственного секторов»

Социальная экономика (СЭ) – это сектор, объединяющий множество частных, формально организованных предприятий и организаций, с автономией в принятии решений и добровольным членством, созданных для удовлетворения потребностей своих членов посредством рынков произведенных товаров и услуг, страхования и финансового посредничества. В субъектах СЭ процесс принятия решений и любое распределение прибыли или иного излишка среди их членов не связаны напрямую с долей в капитале или взносом, вносимым каждым членом; каждый из них имеет один голос при принятии общих решений или, во всяком случае, процессы принятия решений осуществляются через демократические процедуры. Социальная экономика включает в себя также частные, формально организованные организации, которые предоставляют нерыночные услуги населению, и хотя они могут иметь излишки дохода над издержками, последние не могут быть присвоены экономическими агентами, которые контролируют или финансируют эти организации, а реинвестируются в их уставную деятельность.
Основной и наиболее важной тенденцией, которую можно наблюдать в недавней эволюции социальной экономики является ее консолидация в европейском обществе в качестве «соединительной ткани» социальной полезности между коммерческим и государственным секторами. Социальная экономика состоит из большого множества «действующих лиц», включающих кооперативы, взаимные общества, ассоциации, фонды и другие подобные компании и организации.
Как сектор экономической деятельности, СЭ исторически связана с народными ассоциациями и кооперативами, которые составляют ее основу. Система ценностей и принципов поведения народных ассоциаций, кооперативного определяют и современную концепцию социальной экономики. Исторические корни этой большой группы субъектов СЭ были связаны с выражением одного импульса: реакцией на тяжелые условия, созданные развитием индустриального общества в 18-м и 19 веках, наиболее уязвимых и беззащитных социальных групп, стремящихся через организации самопомощи обеспечить новые, лучшие условия жизни[1].
Несмотря на то, что сектор СЭ имел относительно видное место в Европе в первой трети 20-го века, экономическая модель стран в послевоенной Западной Европе и до конца 70-х годов характеризовалась главным образом традиционным частным капиталистическим сектором и государственным сектором. Эта модель стала основой социального государства (или государства всеобщего благосостояния), в котором признаются провалы рынка и развернут пакет мер политики, которые оказались весьма эффективными в их исправлении: перераспределение доходов, распределение ресурсов и антициклические меры. Все они были основаны на кейнсианской модели, в которой влиятельными социальными и экономическими субъектами являются федерации работодателей, профсоюзы и правительство. Консолидация систем смешанной экономики не препятствовала развитию заметному массиву компаний и организаций СЭ – кооперативов, взаимных обществ и ассоциаций, которые помогали решать социально важные и общие вопросы смягчения циклической безработицы, географических диспропорций между сельскими районами и устранения перекосов в отношениях между монополизированными организациями розничной торговли и потребителями. Тем не менее, в этот период субъекты СЭ практически перестали играть значительную роль в процессе гармонизации экономического роста с вопросами социального обеспечения, где государство занимало центральное место.
Так продолжалось до кризиса государства всеобщего благосостояния и систем смешанной экономики в последней четверти 20-го века, когда в некоторых европейских странах пробудился интерес к типичным организациях СЭ, будь то модели бизнеса, альтернативные капиталистическому и государственному секторам (кооперативы и взаимные общества), или нерыночные организации – в основном ассоциации и фонды. Этот интерес возник из-з трудностей, с которыми рыночная экономика сталкивались в поиске удовлетворительного решения таких серьезных проблем, как массовая долгосрочная безработица, социальное отчуждение, социальное обеспечение в сельской местности и захудалых городских районах, здравоохранение, образование, качество жизни пенсионеров, ухудшение окружающей среды и другие. Иными словами, – это социальные потребности, которые не в достаточной степени или не адекватно решались либо частнокапиталистическими агентами или агентствами государственного сектора, и для которых не может быть найдено простое решение с помощью саморегулирующихся рынков или традиционной макроэкономической политики.
После развала советского блока многие кооперативы в странах Восточной и Центральной Европе оказались в состоянии коллапса, т.к. они были сильно дискредитированы в глазах общественности. Однако, в последнее время в этих странах заметно возрождение гражданских инициатив по разработке проектов СЭ, что находит свое отражение в законодательных инициативах по активизации роста и поддержки организаций в этом секторе.
Хотя имел место процесс, т.н. демьютилизации (преобразование в субъекты традиционного корпоративного сектора) ряда крупных кооперативов и взаимных обществ в некоторых европейских странах, в последние десятилетия, в целом, бизнес-сектор СЭ (кооперативы и взаимные общества) демонстрирует значительный рост. Исследовательский проект «Третий сектор в системе занятости», запушенный созданным в 2000 г. Европейской Комиссией исследовательским центром (CIRIEC), подтверждает возрастающее значение кооперативов, взаимных обществ и ассоциаций в создании и поддержании занятости и исправлении серьезных экономических и социальных диспропорций. В ЕС-27 в 2012 году насчитывалось свыше 207 тыс. экономически активных кооперативов. Они хорошо представлены во всех сферах экономической деятельности, и особенно заметно в области сельского хозяйства, финансового посредничества, розничной торговли и жилищного строительства. Развиты также рабочие кооперативы в промышленности, строительстве и секторе услуг. Эти кооперативы обеспечивают прямую занятость 4,7 млн. человек и имеют 108 млн. членов. В здравоохранении и социальном обеспечении взаимные общества оказывают помощь и страховое покрытие более чем 120 млн. человек. Взаимные общества в страховании занимают долю рынка в 24%. В ЕС-27 в 2012 году в ассоциациях было занято 8,6 млн человек; они обеспечили более 4% ВВП, а в их состав входило около 50% граждан Европейского Союза. (Количественные данные о распространении субъектов СЭ в ЕС и занятость в секторе СЭ по восьми странам Европейского Союза в 2014 гг., а также распределение субъектов СЭ по сферам деятельности в ЕС  представлены на слайдах презентации)
Впечатляющий рост СЭ произошел в спектре организаций, занимающихся производством того, что известно под названием общественные услуги или товары, в основном связанных с обеспечением занятости и социальной интеграции, а также развитием коммун. В этих сферах стали возникать проекты, приведшие к появлению феномена социального предпринимательства и предприятий, многие из которых имеют форму социальных кооперативов, которые уже законно признанных в различных европейских странах (см. слайды презентации)
Феномен социального предпринимательства и предприятия возник задолго до его теоретического обобщения в практической деятельности в связи с распространением движения кооперации и развития третьего сектора, представленного широким спектром некоммерческих неправительственных организаций (НКО), в направлении их большей коммерциализации и участия в обеспечении общественных услуг, а также в отдельных случаях в результате организационного отделения от бизнес-корпораций социальных программ и связанных с ними активов. Концепция социальных предприятий стала широко обговариваться в научных кругах и литературе в странах-членах ОЭСР с начала 90-х годов прошлого века. С тех пор, социальные предприятия нашли достаточно твердое признание в научных и политических кругах, отражены в учебных программах университетов и бизнес-школ и укоренились в законодательстве отдельных стран и в директивах Европейского союза, а в нескольких странах были созданы также и соответствующие государственные органы для поддержки этого бизнеса. Различные частные фонды начали собственные программы по обучению и поддержке социальных предприятий или социальных предпринимателей. Кроме того, были основаны центры научных исследований по проблематике социальных предприятий во многих странах, а также под "зонтиками" штаб-квартиры ОЭСР и Европейской комиссии.
Европейская Комиссия в своей ключевой инициативе по социальному предпринимательству, принятой в 2011 году (Social Business Initiative) для определения социального предприятия дает такое определение социального предприятия: «оператор в социальной экономике, основной задачей которого является предоставление социального влияния, а не создание прибыли для своих владельцев или акционеров. Оно работает путем предоставления товаров и услуг на рынке в предпринимательском и инновационном стиле и использует собственную прибыль в первую очередь для достижения социальных целей. Его управление осуществляется в открытой и ответственной манере, в частности, с привлечением сотрудников, потребителей и представителей заинтересованных сторон, на которые влияет его коммерческая деятельность»
Европейская исследовательская сеть EMES с самого начала исследования феномена социального предприятия использует другой концептуальный подход, предпочитая определение социального предприятия по девяти критериям, которые распределены по трем группам (измерениям):

экономическое и предпринимательское измерение:• постоянная деятельность по производству товаров или предоставления платных услуг;
• значительный уровень экономического риска в деятельности;
• минимальное количество наемных оплачиваемых рабочих.

(2) социальное измерение:
• явно выраженная цель деятельности в интересах общества;
• предприятие создано по инициативе группы граждан или организаций гражданского общества;
• ограниченный распределение прибыли, является отражением примата социальной цели предприятия;
(3) управленческий аспект:
• высокая степень автономии в управлении;
• значимость голоса членов при принятии решений не на основе собственности на капитал;
• демократический тип управления, что означает участие в принятии решений различных бенефициариев, на которых влияет деятельность предприятия


Изучение опыта стран Европейского Союза и других стран ОЭСР позволяет сделать выводы о возможных преимуществах для модернизации промышленных регионов Украины, если региональные и местные власти займутся продвижением социальных предприятий на их территории. Эти преимущества, связаны с тем, что социальные предприятия выполняют важные функции для достижения устойчивого социально-экономического развития местных общин путем:• содействия развитию местной экономики и общества, предлагая определенные возможности для создания рабочих мест и новых форм предпринимательства и занятости;
• помощи в преодолены социальной изоляции (через реализацию мероприятий по трудоустройство инвалидов или людей с психическими расстройствами, а также тех, кто был безработным в течение длительного времени; бывших заключенных и других социально неинтегрированных групп населения);
• активизации участия граждан в добровольных работах и укрепление, таким образом, единства общества;
• содействия развитию широкого спектра социальных услуг, которые необходимы для местной общины, но не является интересными для бизнеса, настроенного на получение определенной нормы прибыли, из-за низкой доходности этой деятельности, что связано со значительными затратами для специальной подготовки персонала и т.д.;
• уменьшение нагрузки на местные бюджеты в решении социальных проблем;
• совершенствование структуры социальных программ в регионе.

[1] Термин социальная экономика, вероятно, появился в экономической литературе впервые в 1830, когда французский либеральный экономист Чарльз Дюнуайе опубликовал трактат о социальной экономике, в котором выступил за моральный подход к экономике.
 
 
Рейтинг: 5.0/1
Фотографии по теме
Вчені-переселенці.com.ua © 2015 Хостинг від uCoz