Жадан: "Обвинять жителей Донбасса за войну - неконструктивно"

Жадан: "Обвинять жителей Донбасса за войну - неконструктивно"

Немец­кий пере­вод с укра­ин­ско­го послед­не­го рома­на Сер­гея Жада­на «Интер­нат», кото­рый сде­ла­ли нем­ка Сабине Штёр  (Sabine Stöhr) и укра­и­нец Юрий Дур­кот, полу­чил глав­ный приз лейп­циг­ской книж­ной ярмар­ки в этом году. Нака­нуне это­го собы­тия писа­тель дал интер­вью немец­кой газе­те Die Welt, в кото­ром рас­ска­зал о романе, войне на Дон­бас­се и сво­ем виде­нии буду­ще­го нашей стра­ны. “Вести” при­во­дят пол­ный пере­вод интер­вью Жада­на.

WELT: Ваш глав­ный герой Паша – вопло­ще­ние homo post-sovieticus: «моя хата с краю, ниче­го не знаю». Пашу не инте­ре­су­ет поли­ти­ка. Он даже не пони­ма­ет, что идет вой­на. Поче­му вы сде­ла­ли его глав­ным геро­ем?

Сер­гей Жадан: Во-пер­вых, харак­тер Паши доволь­но типи­чен для Укра­и­ны, и я имею в виду не толь­ко Дон­басс, но и всю стра­ну. Во-вто­рых, во всех про­из­ве­де­ни­ях об этой войне, кото­рые уже были напи­са­ны, мне не хва­та­ло имен­но такой фигу­ры. И в-тре­тьих, Паша для меня явля­ет­ся и уни­вер­саль­ной фигу­рой, наме­ком на Апо­сто­ла Фому: он ни во что не верит. Толь­ко когда Паша ощу­пы­ва­ет сво­и­ми паль­ца­ми отвер­стие пули в пла­ще, он пони­ма­ет, что вой­на – это не теле­ви­зи­он­ная абстрак­ция, а про­ис­хо­дит с ним здесь и сей­час.

WELT: Паша – насто­я­щий чело­век, кото­ро­го Вы зна­е­те?

СЖ: Паша – соби­ра­тель­ный образ. У меня мно­го зна­ко­мых в сфе­ре обра­зо­ва­ния, в част­но­сти на Дон­бас­се. Я думаю, что пони­маю этих людей. Кро­ме того, я часто зани­ма­юсь бла­го­тво­ри­тель­ны­ми про­ек­та­ми в шко­лах и интер­на­тах в этом рай­оне. Сво­и­ми гла­за­ми видел мно­го сцен, опи­сан­ных в романе.

WELT: Дей­ствие рома­на узна­ва­е­мо про­ис­хо­дит во вре­мя бит­вы за Дебаль­це­во в 2015 году, кото­рая была одним из самых горя­чих эта­пов вой­ны. В этих бес­по­ряд­ках Паша пыта­ет­ся про­ник­нуть в интер­нат, что­бы забрать сво­е­го пле­мян­ни­ка. Поче­му интер­нат?

СЖ: Пото­му что интер­нат в неко­то­ром смыс­ле явля­ет­ся чисти­ли­щем. В основ­ном у детей, кото­рые живут в таких учре­жде­ни­ях, есть роди­те­ли, но каж­дый день они не воз­вра­ща­ют­ся в свои теп­лые дома. Они нахо­дят­ся в неком про­ме­жу­точ­ном про­стран­стве. Это как взрос­ле­ние в тран­зит­ной зоне. Мне было важ­но изоб­ра­зить это пре­дель­ное состо­я­ние.

WELT: В одной сцене Паша наблю­да­ет за малень­кой школь­ни­цей в интер­на­те. Он заме­ча­ет, что она накра­шен­ная. «Мы все здесь живем, – дума­ет он, – как в испра­ви­тель­ной коло­нии, в интер­на­те. Бро­шен­ные, но накра­шен­ные». Поче­му укра­ин­цы чув­ству­ют себя таки­ми бро­шен­ны­ми?

СЖ: Это пост­то­та­ли­тар­ный, пост­ко­ло­ни­аль­ный син­дром. Мы полу­чи­ли наше госу­дар­ство в 1991 году, но мы не зна­ли, что делать даль­ше. Мы не чув­ство­ва­ли нашу стра­ну. И эта непри­над­леж­ность, отсут­ствие иден­тич­но­сти ока­за­лось ядром наших бед. Про­бле­ма не в том, что есть наци­о­на­ли­сты или сепа­ра­ти­сты, а в том, что до 2014 года боль­шин­ство насе­ле­ния жило в неопре­де­лен­ном состо­я­нии, в состо­я­нии, когда никто не хочет брать на себя ответ­ствен­ность.

WELT: Паша нако­нец берет на себя ответ­ствен­ность. Он заби­ра­ет маль­чи­ка. И оба они, такое впе­чат­ле­ние, воз­вра­ща­ют­ся с вой­ны луч­ши­ми людь­ми. Воз­мож­но ли это? Это ваше виде­ние для Укра­и­ны?

СЖ: Я не думаю, что они воз­вра­ща­ют­ся луч­ши­ми людь­ми. Я про­сто думаю, что в кон­це мы узна­ем их луч­ше. Мно­гие пас­сив­ные граж­дане обла­да­ют хоро­ши­ми каче­ства­ми, но не все­гда могут их про­явить. Нужен импульс, ино­гда экс­тре­маль­ная ситу­а­ция. А что каса­ет­ся Укра­и­ны – я не знаю. У нас впе­ре­ди труд­ный путь. Мно­гие люди воз­вра­ща­ют­ся трав­ми­ро­ван­ным – как сол­да­ты, так и граж­дан­ские. Почи­нить дом мож­но быст­ро, а исце­лить пси­хи­ку намно­го слож­нее. С дру­гой сто­ро­ны, есть и поло­жи­тель­ные изме­не­ния, кото­рые явля­ют­ся необ­ра­ти­мы­ми. Мно­гие зна­ют себя и свою стра­ну намно­го луч­ше, чем до вой­ны.

WELT: Паша частич­но отве­ча­ет за то, что про­ис­хо­дит на Дон­бас­се? Раз­ве он не пошел бы на вой­ну, если бы он был менее рав­но­душ­ным, более актив­ным с само­го нача­ла?

СЖ: Мы все ответ­ствен­ны за то, что про­ис­хо­дит на Дон­бас­се. Но все зави­сит от сте­пе­ни ответ­ствен­но­сти. Обви­нять людей Дон­бас­са за вой­ну не явля­ет­ся кон­струк­тив­ным. До появ­ле­ния Иго­ря Гир­ки­на на Дон­бас­се в 2014 году вой­ны не было. Если мы пере­не­сем пол­ную ответ­ствен­ность на укра­ин­цев, тогда мы оправ­да­ем нашо­го сосе­да Рос­сию, кото­рая фак­ти­че­ски окку­пи­ро­ва­ла часть нашей стра­ны. Вот поче­му нет смыс­ла пре­да­вать­ся бес­ко­неч­но­му само­би­че­ва­нию. Меня боль­ше инте­ре­со­ва­ло пока­зать ковар­ность и слож­ность вой­ны. Если мы как обще­ство хотим най­ти выход из этой ситу­а­ции, то это воз­мож­но сде­лать толь­ко общи­ми уси­ли­я­ми.

WELT: Раз­ве вы не испы­ты­ва­е­те разо­ча­ро­ва­ние? Спу­стя четы­ре года после рево­лю­ции на Май­дане мно­гие люди живут в бед­но­сти и чита­ют изме­не­ния толь­ко на сво­их рас­ту­щих сче­тах за элек­тро­энер­гию. Хотя мно­гие взя­ли на себя ответ­ствен­ность: доб­ро­воль­цы, сол­да­ты, люди, кото­рые отка­за­лись от сво­их высо­ко­опла­чи­ва­е­мых рабо­чих мест, что­бы актив­но занять­ся поли­ти­кой. Но нет ли у вас чув­ства, что ста­рая систе­ма побе­дит этих людей?

СЖ: Систе­ма не явля­ет­ся чем-то абстракт­ным, мы все ее часть. Пока мы прин­ци­пи­аль­но не изме­ним­ся, систе­ма не изме­нит­ся. И на сле­ду­ю­щих выбо­рах мно­гие сно­ва будут голо­со­вать за попу­ли­стов. И отку­да долж­на появить­ся новая поли­ти­че­ская куль­ту­ра? Наша поли­ти­ка явля­ет­ся зер­ка­лом наше­го обще­ства. Изме­не­ния, оче­вид­но, были дале­ко не ради­каль­ны­ми. С дру­гой сто­ро­ны, есть опре­де­лен­ные успе­хи в дру­гих сфе­рах, напри­мер, в армии.

WELT: В армии тоже есть кор­руп­ция.

СЖ: Да, есть. Но я имею в виду про­стых граж­дан, кото­рые пошли на вой­ну. И им уда­лось защи­тить Укра­и­ну. Это факт.

WELT: Вы живе­те с 1991 года здесь, на восто­ке Укра­и­ны. Мог­ла бы Харь­ков постиг­нуть та же участь, что Донецк и Луганск?

СЖ: Конеч­но. Тут тоже, в 2014 году несколь­ко десят­ков про­рос­сий­ских сепа­ра­ти­стов заня­ли зда­ния служ­бы без­опас­но­сти и тер­ри­то­ри­аль­ной адми­ни­стра­ции и сде­ла­ли вид, что дела­ют это от име­ни трех­мил­ли­он­но­го реги­о­на. Толь­ко отсю­да их вовре­мя про­гна­ли, а из Донец­ка и Луган­ска по каким-то поли­ти­че­ским при­чи­нам – нет. Если бы это не сра­бо­та­ло, то, воз­мож­но, сего­дня здесь сто­я­ли бы рос­сий­ские тан­ки. Харь­ков нахо­дит­ся в 50 кило­мет­рах от рос­сий­ской гра­ни­цы.

WELT: Неко­то­рые уже дела­ют став­ки, что окку­пи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии Дон­бас­са сно­ва ста­нут частью Укра­и­ны через десять лет. Вы с этим соглас­ны?

СЖ: Я даже думаю, что это про­изой­дет быст­рее. Конеч­но, я не могу ска­зать, как и когда имен­но. Но я вижу боль­шую неесте­ствен­ность в этой гра­ни­це через Дон­басс. Нель­зя ска­зать, что Луганск – про­рос­сий­ский, а Ста­ни­ца Луган­ская, малень­кий горо­док на 20 кило­мет­ров даль­ше, –  про­укра­ин­ская. Для этой гра­ни­цы нет исто­ри­че­ских при­чин, кро­ме того, что в 2014 году регу­ляр­ная рус­ская армия вторг­лась на тер­ри­то­рию Укра­и­ны в ходе спе­ци­аль­ной опе­ра­ции и не поз­во­ли­ла укра­ин­ской армии завер­шить анти­тер­ро­ри­сти­че­скую опе­ра­цию. Мне нра­вят­ся Донецк и Луганск, я был там до вой­ны, и они нико­гда не были для меня неукра­ин­ски­ми.

WELT: Взял ли ЕС доста­точ­ную ответ­ствен­ность за Укра­и­ну?

СЖ: Никто не решит наши про­бле­мы за нас, никто не будет бороть­ся с нашей кор­руп­ци­ей или выби­рать за нас пра­виль­ных поли­ти­ков, ни Мер­кель, ни Мак­рон. Мы долж­ны сде­лать это сами. В этом отно­ше­нии я счи­таю, что пози­ция ЕС доста­точ­на, ведь санк­ции про­тив Рос­сии про­дле­ва­ют­ся уже четы­ре года. Чего еще мож­но желать? Что немец­кие биз­не­сме­ны отка­жут­ся от сво­их инте­ре­сов во имя спра­вед­ли­во­сти? Это было бы непло­хо, конеч­но. Но мы все зна­ем, что чело­век явля­ет­ся сла­бым и ужас­но эго­цен­трич­ным суще­ством.

С ори­ги­на­лом ста­тьи вы може­те озна­ко­мить­ся здесь»>